Взрослый родитель

1323855071_three

В нашей семье только моя бабушка пекла куличи. Я всегда с восторгом наблюдала за этим. Мне казалось это очень трудным, раз справиться может только бабушка. И я уж точно никогда не смогу, я даже мысли такой не допускала. И вот я обнаружила, что пеку куличи уже несколько лет. Я сама не понимаю, как я тут оказалась — рядом с этими куличами. Не было идеи, что вот сейчас я приступаю к самому трудному занятию в мире. И что я должна найти идеальный рецепт кулича, что он поучится у меня с первого раза.
Я попробовала по-разному, и теперь, через несколько лет, я понимаю, какой вкус и какую структуру я хочу получить. И даже начинаю понимать, что для этого нужно сделать :))
Выпекать куличи — для меня это маленькая жизнь. Поэтому меня так завораживало это в детстве.

Я никогда не думала, что буду родителем. Думала, я для этого не предназначена. И вот я обнаруживаю себя, идущей с большой детской лопатой и удочкой на Петропавловку. Иду и злюсь, злюсь и иду.
И только сейчас, через почти четыре года я начинаю ощущать себя родителем. Взрослым родителем.

От взрослого ответственность, от родителя — забота.

Часто бывает (и у меня в том числе), что нет ни одного из них. А есть беспомощный ребенок, упрямый, требующий только себе. Не желающий уступить, не умеющий видеть наперед, не связывая причину и следствие. Бескомпромиссный, с черно-белым мышлением, не желающий, и часто не умеющий принимать в расчет обстоятельства. Перекладывающий ответсвеннсоть на других.

Потом появился взрослый. Ответственность. Ответственность без приложения и применения к конкретному человеку (ребенку). Ответственность ради ответственности. Чтобы было правильно и хорошо. Такая ответственность не видит, ради чего, не видит, кому это реально надо, кому это вредно и не подходит. Возложить на себя все нужное и ненужное и гордо нести. Ломаться, болеть и всё равно тащить чемодан без ручки.

Бывает еще, что появляется родитель, без взрослого. Тогда это уси-пуси. Отсутсвие ограничений для ребенка, лишь бы было тихо, да мирно. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало. Это давление своим авторитетом, там, где авторитета нету. Это гиперопека. Когда удовлетворяются не нужды ребенка, а свои собственные представления об этих нуждах. Как я понимаю, именно это довольно часто путают и ошибочно называют альфа- родительством.

Есть мнение, что альфа — это тот, кто всегда сильный, смелый, кто всегда знает, как надо, реагирует правильно, не орет, не совершает ошибок. Идеальный родитель. Поэтому, мне кажется, многие сталкиваются с непереносимым чувством вины на этом пути. Таким идеальным стать невозможно. И не нужно.

Взрослый родитель ошибается, делает не так, не тогда и не то.
Но принимает в себе это. Видит свои ошибки, признает свою неидеальность. Самое главное — признается себе. Не другим, соревнуясь, кто же делает меньше, кто более ленивая мама. Нет. Он признает и оплакивает свои ошибки. Он говорит, что я не знаю, как поступить сейчас. Он дает себе право на ошибку, переживая и оплакивая её, после. Нет посыла: «Я сказала, я сделаю так и все. И мне наплевать на все, чем это кончится!»
Ему больно от своих ошибок, но он не защищается от них стеной:»Да ну и фиг с ним. Мне всё равно».
В этом главное. Не в том, чтобы все уметь, знать наперед и быть всегда сильной, тянуть, невзирая на, или забить и не париться. Не в железной неуязвимости, идущей напролом.
А в чуткости, в том, что не знаешь, как, но постараешься разобраться, в предъявлении себе своей уязвимости, готовности и открытости понимать детское сердце.