В сети

В сети

Я часто думаю о том, какой была бы моя жизнь, если бы девайсы и соцсети появились бы лет двадцать назад. Моя юность, скорее всего,  была бы совсем другой.

Стала ли бы я собой, подключившись тогда к WI-FI?  Разговаривала ли бы я по ночам с подругой в сквере на лавочке? Танцевала ли бы в деревенском клубе? Красилась ли бы я по-боевому? Пила бы столько спиртного? Обманывала ли бы своих подруг? Встречалась ли бы с тем, с кем не нужно встречаться? Шаталась ли бы по улицам без дела? Занималась бы танцами? Как часто я бы себя фотографировала? Как часто меня бы фотографировали?  Какой образ в соцсетях поддерживала бы? Переехала ли бы в Петербург?

Какой бы я стала, если бы тогда были соцсети? Является ли сеть дополнительным цензором? И теперь, может быть, неприлично все то, что мы делали тогда?  Потому что нужно соответствовать. Или наоборот, сеть показывает нас более правдиво и честно? Какие бы у меня были друзья? Были бы они?

Я около четырех лет активно в сети. Мне кажется, что это начало случилось в самый правильный момент. Что мне это дает?… Возможность увидеть себя в отражениях других, возможность лучше понять, какая я, возможность сказать то, что получается только написать.

Мне проще писать уязвимое – открыто, для всех. Я готова к тому, что меня не поддержат, к тому, что будут ругать, не поймут, будут смеяться или иронизировать. Это неприятно, да. Но это я смогу пережить. Гораздо сложнее открываться близким. И особенно — в сети.  Потому что часто ждёшь этой поддержки, понимания, ощущения, что тебя выдержат, что не осудят. А вместо этого — тишина. Просто тишина. И ты не знаешь, что это значит. Ты просила, ты говорила, что для тебе  нужно, ты признавалась в чем-то очень-очень важном и личном, что часто скрывала и от себя.

И вот сейчас, в тот самый момент, когда они о тебе всё знают, когда кажется, что кто, если не они — они молчат.

И ты чувствуешь себя, как будто перед линией огня. Обжигающего огня их читающих глаз, их несказанных слов, их сомкнутых рядом друг с другом локтей и плеч. И ты понимаешь, что туда уже не просочиться. Тебя выдавили. И не возьмут обратно.

Они просто стоят и смотрят на тебя. Молча, строго, предвзято. Они смотрят без осуждения, но и без тепла. Они смотрят сквозь тебя, потому что с тобой им уже неинтересно. Потому что они прошли тебя. Прочитали. Им надо идти дальше.

И ты стоишь, как глупый пингвин, нахохлившийся от собственной важности, потому что ты же думал, что они с тобой, что они — твой тыл, что ты не один, что их круг будет всегда. Что они — прекрасные лебеди — верные и красивые птицы, приняли тебя. И ты на минутку подумал, что может ты тоже.. лебедь..

Но, нет. Ты  всего лишь пингвин. Я — всего лишь пингвин.

Я знаю, что со мной трудно. Я знаю, что часто со мной вообще невозможно. Что меня слишком много, что я много прошу и часто даже требую. Я раздала уже много камешков, которые пингвины обычно дарят любимым. Но многие из них оказались просто выброшенными, ненужными. Но кое-какие остались. И я это очень ценю.

О чем это все? О жизни в сети. Почему я здесь? Это бегство от уязвимости. Это бегство от разочарования в реальных людях, от их разочарования во мне. В конечном итоге здесь, в сети, я продаю свой невроз. Продаю его за лайки. Которых, как известно, никогда не бывает много…

Я продолжаю верить, что неуклюжий пингвин не перестанет дарить свои камешки  и сможет когда-нибудь остаться.