В поисках смысла

В поисках смысла

Маленький город Приморск. Шелестящая осень. Мы уселись возле детской площадки. Рядом детская библиотека и дверь в “Отдел дополнительного образования”. Из двери выбегают мальчишки и с дикими воплями свободных индейцев бегут на площадку, заводят там свои мальчишеские игры. Мамы и дети с рюкзачками и портфелями бегут, бегут к двери: скоро начнётся занятие.

Мы сидим. Моя вросла в скамейку, вцепившись в меня. Держит за руку. Всегда, и даже ночью.  Она о чем-то меня спрашивает примерно каждые 10 минут. Она показывает, она просит посмотреть, она рассказывает, – она что-то от меня все время хочет.

Я чувствую себя бесплатным и, что самое главное, неактуальным, приложением к ней.  Я паршиво чувствую, что я – совсем не тот родитель, который ей нужен. Я давно устала отвечать на её вопросы, я не хочу знать, сколько соломы в голове у Страшилы, и почему у Железного Дровосека опять потерялся топор.

В моей материнской плате устарела прошивка. Она больше не отвечает возможностям этого процессора нового поколения.   Подвисая и все чаще выдавая не то, материнская плата отправляется на  перепрошивку, что  бывает не очень приятно, и часто –  больно.

Это  долбаный лабиринт, который никогда не заканчиватся. Он постоянно меняется. Один шаг вперёд и два назад. Невозможно ничего спрогнозировать, рассчитать траекторию, бесполезно вглядываться в перспективу. Там, за углом, ждёт какая-то новая хрень, к которой невозможно подготовиться. Никогда. Ну, мне, крайне мере.

Он может быть простой, но очень длинный. В нем высоченные стенки двух сторон и дорога впереди. Круг за кругом, круг за кругом. Вот, как сейчас… Или тот, в котором пройдёшь вперёд и упрешься. Стоишь и долго ждёшь. И паникуешь. И злишься. И, только вернувшись назад и ещё назад, обнаруживаешь проход.

Я понятия не имею, как воспитывать детей. Я не знаю, что с ними делать. Все, что я могу – это идти по своему лабиринту, совершенно не представляя, как  там у других.  Я никого не могу позвать за собой. Потому что это будет не то. Потому что это мой путь и мой смысл. Да, я даже не могу никому советовать идти своим лабиринтом – довольно высока цена для того, кто решится пойти.

Я могу только сказать, что понимаю, как это трудно, как неудобно и даже больно, – идти.  Понимаю, как трудно быть обычным и живым человеком, а не мамой Свинки Пеппы.