На море

На море

Приехали. Насупленные. Почти не говорят. Она – стройная, тоненькая такая, в розовом купальнике. Занимается. Собой занимается, не запускает. А то станет потом как эти коровы. Он – рыхлый, белокожий. С выбритым затылком. Брови все время в кучку, и молчит. Она уже и так, и так старается. Намажет его солнцезащитным, с полотенцем встречает из воды. Он плечом только одернет, когда она неудачно зацепит спину ногтем. Ногти накрашены идеально. А он смотрит куда-то вдаль. Внутрь себя.

Мальчишка с ними. Лет семь мальчишечка. Вьётся ниточкой вокруг них.
– Так, мам, правильно?
Улыбается папе. Не слишком широко, чтобы не раздражать. Аккуратно улыбается. Не раздражает. Справляется. Не мельтешит.

В первый день она мазала их обоих тщательно и рьяно. Из разных бутылочек, завернутых в целлофановые пакетики. Они морщились и старший немного ворчал:
– Что, неужели так обязательно?
– Ну, конечно, конечно, обязательно. А то сгорите. Не смотри на солнце! Сядь сюда, отвернись, не смотри на солнце, говорю.

Мальчишка не хочет в воду – боится в волн. Она жалуется ему, просит что-нибудь сделать, ведь он же отец. Он тушуется, ворчит, ещё глубже уходит в себя. Лежат. Молчат. Мальчишка копает. Встали, собрались, пошли на встречу с гидом. Надо все у него узнать. Турция же все-таки, чужая страна.

Солнце грело сильнее, светило ярче. Они потихоньку начали разговаривать. О море. И о мальчишке. Вернее, о том, сколько мальчишке можно быть в море. Мальчишка сражался с волнами. Старался быть серьёзным. Не выдавал ликования, смешанного с тревогой. Они купили ему нарукавники. Купаются вместе. Улыбаются, шутят. Она, кажется, иногда забывает их мазать. И говорить, чтобы отвернулись от солнца.

Через пару дней он и мальчишка пошли по берегу. Собирали камешки. Бросали в воду. Прикрывая рукой глаза от солнца, рассматривали корабли. Мальчишка все говорил и говорил. Он потрепал мальчишку по голове. Он уже смотрел не внутрь себя, он смотрел в глаза своего мальчишки. Он пытался узнать своего мальчишку.

Они все-таки обгорели. Все втроём. Мальчишка больше не скрывал улыбку. Они держались за руки. Он висел на их руках, они переносили его через лужи, он прыгал и смеялся. Они ворчали, что тяжело, что он им все руки оторвёт. Но он видел, он видел, смешинку в их глазах. Видел любовь. Видел, что они все втроём очень любят друг друга. Видел, что они им очень дорожат. И что он, мальчишка, на самом деле очень хороший. Хоть и немного непоседа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *