Клубника в сахаре

Resize of DSC00798

Зачем мне это было нужно? Я не могла объяснить. Покупать эту клубнику, чистить, злиться, что надоело. И все равно стремиться к тому, чтобы сделать её.
Этот вкус. Этот вкус детства. Вкус заботы. Вкус, что все хорошо. Вкус тепла. Запах бабушкиной кухни, ощущение её тёплых загорелых гладких и полных рук. Мамина улыбка. Спокойствие и тихая радость.

Это маленький праздник дома, когда зимой открывали баночку свежей клубники с сахаром. Все радовались, забывали о ссорах, просто улыбались и ели её с чаем, блинами или мороженным.

И я поняла. У меня так. У кого-то может быть по-другому.

Все вот это вот все моё поведение, выстреливающее как реакция на крик, слезы, драки, непослушание и прочее — это все для, то, чтобы быть как вы — как мама и бабушка.
Этой частью я пришита к вам. Я тянусь к вам этим. Это позволяет мне быть рядом с вами, быть как вы, быть вашей, быть важной для вас, когда я делаю так — это говорит о моей любви. Когда я делаю так — Вы меня понимаете, вы меня знаете, а я знаю вас.

Милые мои. Я вас так люблю. Я хочу, чтобы вы были здесь, со мной.
Я ваша, я с вами, я люблю вас. Вы тоже были прошиты так со своими. Вы делали так, чтобы быть ближе к ним. Так вы были своими. Так вы любили и так любили вас.
Я ваша. Я знаю это, я помню это. Я всегда буду вашей.
Чтобы быть с вами, мне нужно больше действовать так же. Я могу выбрать другое. Я могу сделать клубнику в сахаре, я могу жарить картошку, я могу помнить вас, я могу молиться о вас, я могу иногда разговаривать как вы, я могу петь наши песни. Я могу вязать, я могу шить. Я могу сама быть пришитой к вам другими способами. Я могу выбирать. Я хочу выбирать. Я люблю вас. И знаю, что вы любите меня.

И я выбираю клубнику в сахаре.