Про гения

Когда я сегодня встала (а встала я сегодня не так, чтобы в хорошем расположении духа), на моем столе лежала обводка по цифрам и раскраска по номерам, которые сделала моя дочь. Позавтракав, я села раскрашивать, а она тем временем начала обрабатывать мой осунувшийся мозг новым запросом – раскрашиванием на компьютере. Мне надлежало найти нужное, записать и предоставить ей рабочее место одновременно с простором для творчества, разумеется, после того, как она так и быть съела на завтрак вчерашние сырники со сметаной.

Само собой, мне нужно было отзываться на призыв полюбоваться красотою творящихся практически у меня на глазах шедевров. А также включать то, что не включается и нажимать то, что не нажимается.
Пока гений творил, я пыталась вести утренний страницы, но быстро поняв, что после ещё одного «мааааам!» я за себя не отвечаю, пошла перебирать прошлогоднюю летнюю обувь на предмет применения её в этом году.

Гений присоединился, и выковыряв из кучи свои спортивные заношенные сандалии, с воплем: ура, теперь они будут моими домашними тапочками, надел их и отказался снимать. Вообще. Надо сказать, что пальцы гения хоть и не доставали ещё до пола, но свисали изрядно.

Предложение надеть что-то приличное, чтобы пойти в магазин и купить такие же, гений с негодованием отверг, хотя немного задумался.
Как позже выяснилось, задумался он о том, в какой магазин он сейчас пойдёт и что он сможет там отжать.

Поехали мы в Икею. Там было отжато мороженое, но только после фрикаделек, потому что оно же растает, ничего, что в очереди нужно два раза стоять, мы же никуда не торопимся.
Дальше следовал запрос на тележку, потому что ходить пешком слишком скучно. И вообще – ножки болят. Потом, естественно, захотелось писать. И наконец, когда уже вся колонна выдвинулась в путь, вдруг срочно захотелось пить.

Надо предупредить, что магазин с обувью добрые люди оборудовали телевизором с мультиками. Гений поэтому туда и ходил. Но не в этот раз. В этот раз на месте телевизора предательски висели шлёпанцы. Поэтому речь гения была коротка и безобразна. Лучше я не буду её передавать.
Гению были дадены мультики в телефоне, но вместо этого он вдруг начал переписываться по вотсап, бросая полные гнева взгляды на копошащихся внизу родителей, пытающихся примерить ему новые летние сандали.

Пекарню Буше мы опустим, где гений вместе с вытребованным капкейком съел половину моего торта. Просто не будем останавливаться на мелочах.
Потому что дальше была Икея, где жили животные. И почти все они каким-то чудом оказывались в нашей тележке. Обезьяны, слоны, медведи, маленькие и большие – все жались друг к другу, с опасением поглядывая не гения, которому кажется, пришла в голову новая гениальная идея.

Так, не пройдя мимо ни одного интерактивного развлечения, устроенного добрыми икеевскими работниками, мы понемногу двигались к кассам.
Там гений собственноручно решил отсканировать добытое и затребовал себе бумажный пакетик для пока ещё не придумано, зачем, но в скорости мы все узнаем, и ужасно удивленный, почему это вдруг мама зарычала, что нельзяяяя, вприпрыжку направился к машине.

Дома, в ванной, он с упоением рассматривал пузыри, которые пускает бегемот, плескался и орал на всю квартиру, потому что ему было хорошо.
Потом его, закутанного, отнесли на кровать и читали ему книжку про муханического Деда Мороза, чтобы он, немого дикий и странный, наконец, уснул. Но он не засыпал. Ему нужно было обсудить ещё завтрашний день. Потому что завтра снова собирается раскрашивать на компьютере. Ещё пуще прежнего.

Вот так. Скармливаешь ему себя по кускам. Каждый день. Чтобы он рос из тебя и матерел. А ты уменьшался. Потому что твоё время уже вышло. И никого, кроме твоего психотерапевта не волнует, да и то исключительно в рамках терапевтического контракта, каким это – твоё время – было. Живи себе, собирай, пока можешь. По кусочкам, по зёрнышкам, по песчинкам. Собирай и скармливай. Так было и так будет. Всегда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *