Если ты, то я…

Не будешь слушаться – получишь сладкого, мультиков, телефон, игрушку, карманных денег, не будешь играть в компьютер, не поедешь к другу.

Как же горько от того, что тенденция отнимать дорогое не меняется. Как же горько, что мы не верим нашим детям. Не верим, что они хотят быть хорошими и способны самостоятельно чувствовать стыд, вину и раскаяние. Мы обязательно должны их дожимать, как будто у нас есть право, власть распоряжаться чувствами детей. Мы будто не верим, что без шантажа и угроз наши дети способны учиться, выполнять домашнюю работу, уважать, слушаться, испытывать угрызения совести.

Я пишу «мы» потому что паттерны «отнять и победно потрясти отнятым» сильны и во мне тоже. Мне приходится прикладывать много усилий, чтобы верить. Чтобы не отнимать. Чтобы не угрожать расправой. Чтобы не нависать громовой тучей возмездия, сокрушая живое перстом праведного гнева. Иногда я не справляюсь и падаю – туда, где принято поджимать губы, шантажировать и угрожать. Но я не хочу так. Не хочу!

И это «не хочу» будто свет, на который можно идти. Свет, который вытаскивает меня из усталой холодной пустоты. Я не хочу! – кричу я сквозь слезы. Я не хочу, – шепчу я, когда ты уже спишь. Я не хочу!

Пусть не получается. Пусть. Я не сдамся. Никто не обещал, что будет легко.

Я буду откручивать назад, по миллиметру. Если что-то сломалось, я буду чинить. Я буду делать одно и то же много раз. Потому что хочу этого. Я хочу быть тебе опорой и поддержкой. Хочу быть ТВОЕЙ мамой.