Дом

Дом

Где-то в лесу остался наш дом. Ждёт. Ждёт, когда мы приедем и снова наполним его. Собой. Своими вещами, своей музыкой, своим дыханием, своими разговорами. Мы войдем в него, маленькие и скукожившиеся, суетливые и тревожные, – мы будем доставать из наших сумок все, что накопилось, все, что не сложилось, не получилось, испортилось, зачахло. И он вместит нас. Он будет располагать нас внутри себя, уступая место и время. Он снова даст нам возможность. Возможность быть вместе, ссориться, мириться, засыпать под шум дождя, просыпаться под утренние вопли птиц, гулять, смотреть, выходить в море, радоваться попутному ветру и беспокоиться из-за волн.

Мы оставляем и этот прозрачный лес, и слегка обжигающий пронзительный воздух, чтобы попытаться влезть в скорый городской бег. Мы будем стараться запихать туда наши сумки, наши вещи, наши мысли, наши мечты, нашу жизнь. И вся она не вместится. Мы – расправленные и румяные – не вместимся. Нам придётся ужаться, сложиться, уменьшиться, чтобы уместиться в этом, другом мире…

Прихлебывая в последний раз на крылечке горячий чай, я слышу, как у соседей скрипнула и закрылась деревянная дверь. Сейчас мы уедем, но здесь все останется по-прежнему. Будет остывать наш дом. Через пару дней, такой тёплый и родной, он станет холодным и как будто заснёт, – будет ждать. Мы поедем куда-то ещё, а он будет здесь.

Всё, где нам когда-то было хорошо, остаётся, а мы едем куда-то дальше.

И этот самолёт как будто похож на предательство. Предательство этой осени, предательство долгого ожидания, предательство покоя. Но покой – это всего лишь точка, пройдя которую, идёшь снова бродить по свету с карамелькой за щекою. Потому что знаешь: где-то там тебя ждёт остывший дом. Он будет ждать, нас, маленьких и съёжившихся, чтобы здесь, внутри себя, снова вырастить нас до больших и дышащих. Вырастить в покое простой тихой жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *