Высокочувствительные дети: совершенный ужас или ужасное совершенство?

Этот вопрос я задаю себе почти каждый день. Этот текст я начинала писать раз двадцать. И всё не выходило. О чем писать? Описывать симптомы? Описывать наш быт? Описывать сложности или петь дифирамбы? Рассказывать о ней или о себе? Подкладывать научное обоснование, ссылаться на исследования или личный опыт?

Я так и не нашла ответа. Я всё ещё не смирилась, что моя дочка такая. И не уверена, что смогу хоть когда-нибудь смириться.

Люблю ли я её?

Как можно любить того, кто каждый день лишает тебя сна, еды, удовольствий и веры в себя? Того, кто каждый день ест твою плоть.

Как можно любить того, кто от тебя все время чего-то хочет? Кому ты нужна без памяти, кто цепляется за тебя всеми своими возможностями, всеми щупальцами своей тонкой матереющей натуры?

Как можно любить того, кто выворачивает тебя наизнанку? Кто перетряхивает твои идеалы и в два счёта выветривает твоё просветление? Кто отменяет привычное, отвергает созданное и постоянно тебя выталкивает из уютной вселенной, заставляя искать новые решения.

Как можно любить того, кто ломает твою психику, кто бьет в самое больное, кто достаёт до самого твоего дна. Кто точно знает, где у тебя болит.

Я не знаю. Я не знаю.

Она научила меня, что любить – недостаточно. Она научила меня отдавать. Ждать. Она научила меня смотреть в глубину. Она научила меня любить несовершенство.

И теперь, через долгих шесть с половиной лет, можно вместе идти по набережной, слушать уличных музыкантов и есть жареные каштаны. Принимая ужасное несовершенство наших промокших кроссовок.

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *